Интернет-газета. Псков
16+

Очень хочется услышать Пушкина, а не просто пофестивалить под сенью пушкинских дубрав

06 июня 2023 г.

Так получается, что за Пушкинским праздником поэзии мы наблюдаем с особой пристальностью, как ни за одним другим, которые проходят в Псковской области и традиционно в течение многих лет, и новыми, проводимыми, видимо, в качестве эксперимента. Наверное, это потому, что жители области этим праздником дорожат, как одним из самых любимых, как наследием, которое когда-то объединяло миллионы людей. Как это делало и само имя Александра Пушкина. И то, что он нам оставил в качестве мировой драгоценности.

 

А вы зачем к Пушкину?

Такую роль поэта и его творчества понимали власти в Советском Союзе, не случайно три усадьбы и Пушкинские Горы стали одним из первых государственных заповедников – уже в 1922 году вышел такой указ. Да, и на излёте царских времён, пусть и нехотя, но оценили, что имели дело с гением, дав имению статус национального.

«Сегодня Пушкинский заповедник – своеобразная литературная Мекка. Сюда идут люди со всех концов земли, чтобы встретиться с Пушкиным. Приходя под сень знаменитых михайловских рощ, они вступают в мир образов поэта, проникаются строем его мыслей и чувств», - эти слова легендарного хранителя Михайловского Семёна Степановича Гейченко отлично дают понять, зачем люди приходили в заповедник – чтобы встретиться с Пушкиным.

В прошлом году мы писали, что Всесоюзные Пушкинские праздники поэзии с далёкого 1967 года были визитной карточкой Псковской области. И даже в тяжелейшие 90-е годы этот статус ещё держался, медленно отступая под напором безвкусицы, моды, малопонятных течений в культуре. Противостоять этому тяжело. Давлению, которое, теснит так, что кажется, легче сдаться. Когда даже поэзия часто становится безвкусием или вовсе отрабатывает лишь поставленные задачи. Но праздник пушкинской поэзии всегда и значился среди тех маяков, которые должны стоять средь бурь, туманов, малых волн и девятых валов и давать луч света, обозначать путь, чтобы не потонуть малым судам и человеческим лодкам. Давать убежище для души, возможность подумать, проникнуться.

Для самого Александра Сергеевича эти места стали настоящим пристанищем с родником, питавшим его вдохновение (это нужно читать без всякого пафоса). И он сам написал о том, что он здесь обрёл, нашёл и отчего скрылся. Прочитайте его стихотворение «Деревня», написанное в Михайловском в 1819 году.

 

Приветствую тебя, пустынный уголок,

Приют спокойствия, трудов и вдохновенья,

Где льется дней моих невидимый поток

На лоне счастья и забвенья.

Я твой: я променял порочный двор цирцей,

Роскошные пиры, забавы, заблужденья

На мирный шум дубров, на тишину полей,

На праздность вольную, подругу размышленья.

Вспомните это мощное произведение молодого Александра Пушкина, только прочитайте его до конца, чтобы понять и образы, и тревоги поэта, и временные параллели…

«Мир пушкинских образов безграничен и бесконечен. Он – неиссякаемый родник радости», - сказал когда-то Гейченко. И это действительно так. Все герои, тайные и явные образы из его произведений – стихов, сказок, романов – это повод для трепета чувств, самой души человека, они все понятны, они воплощение того, что Пушкин видел, о чём слышал от няни, от простых людей, от добрых деревенских друзей, те, что были навеяны здешней природой. Именно за возможностью испытать те чувства, которые испытывал Пушкин, встретить в окружающей действительности те же образы, соприкоснуться с тем, что окружало поэта, едут сюда люди.

Где найти Пушкина?

Что сказать после отшумевшего музыкой и пропахшего дымами шашлычных празднования Дня Пушкинской поэзии и русской культуры на Михайловской поляне. Честно говоря, мнения разделились…

Те, кто хотели встречи с традиционным Пушкиным, скорее всего, не смогли его отыскать в том, что происходило. Речь не о наряженных «под Пушкина» молодых участниках действа и актёрах на площадках, не о шагающей гигантской кукле с бакенбардами и в шляпе-цилиндре, которую по улице водили вместе с двумя другими известными персонажами, и не о картонных фигурках поэта, стоявших вперемежку с героями его же сказок – этого было достаточно. Не было самого Пушкина. Его поэтический дух не присутствовал, и услышать пушкинскую поэзию было проблематично. Как и вообще ощутить поэтическую возвышенность происходящего. Хотя, где же это делать, как не в Михайловском.

«Огорчило меня, что не услышала «поэтов» по-настоящему... А очень нужно было... услышала только «как не надо» писать и читать стихи ...и чуть ли не в каждом творении разных авторов тоска с бутылкой и поездом... А от выражения «перхоть созвездий» из уст современного сочинителя, даже передёрнуло, - описала свои ощущения одна из зрительниц, когда я попросил её поделиться впечатлением от происходившего. – Конечно, надо быть справедливым - были и очень интересные строки, образы. Но в такой подаче, что даже если захочешь - не впитаешь, не поймешь».

Другие зрители получили приятные эмоции и от детских музыкальных коллективов, и от выступления известных и не очень музыкантов. Много хороших оценок услышали мы о представлении уличного театра «Странствующие куклы господина Пэжо», который привёз на Михайловскую поляну специально созданный театральный аттракцион (перфоманс) «Саша спит». Название, кстати, можно по-разному глубокомысленно транслировать и обыгрывать, что уже и делали посетители Михайловского. Театральные интерпретации пушкинских образов, действительно, могут вызывать массу эмоций, получать отклики от зрителей и стать интересным направлением искусства. 

 

Довольны зрители игрой и пением псковских фольклорных коллективов, которые хорошо вписались в центр ремесленной ярмарки. Наслаждались выступлениями участников Театра танца «Русские узоры» и Заслуженного коллектива народного творчества «Сказ» им. Виталия Румянцева. Возможно, и опера «Алеко» в исполнении солистов Мариинского театра, областного симфонического оркестра Псковской области и танцоров из «Русских узоров» смогла бы прозвучать сильнее, если бы стала при соответствующей подготовке одним из главных мероприятий, а не параллельным с другими выступлениями. Можем вспомнить, какие сильные впечатления на долгие годы оставила опера «Борис Годунов», которую в один из прежних праздников играли прямо на территории Святогорского монастыря в Пушкинских Горах.

Много слов благодарности получили и почтовики, которые организуют уже традиционную площадку музейной почты. И дети, и взрослые, и простые отдыхающие, и те, кто работают на мероприятии, с удовольствием пишут родным и близким прямо из пушкинской усадьбы, подписывают, ставят на них как в давние годы сургучные печати, и почта обязательно доставит эти памятные послания адресатам.

 

И ещё много чего хорошего можно было увидеть и услышать. Но был и вопрос: «А где же Пушкин?». И как на него ответил один из участников: «А Саша – спит».

 

«Потусоваться под сенью пушкинских дубрав»

Мы уже не в первый раз говорим и пишем, что, праздник пушкинской поэзии не должен превращаться в обычное сегодня культурное мероприятие с шашлыками и гремящей на всю округу музыкой, пусть даже отчасти весьма качественной. Конечно, в ответ на это могу услышать стандартное: «Да ты просто не понимаешь…».

Да, времена изменились, пришло «племя младое, незнакомое» - у этого племени свои воззрения, желания, смыслы, ритмы, но где уверенность, что они правильные, что именно так и нужно для того, чтобы племя превратилось в народ? И ведь кроме них есть ещё немало тех, кто к Пушкину относится так же как их родители, бабушки и дедушки.

На Михайловскую поляну раньше люди шли, прежде всего, за вопросами и ответами, их ожидали услышать от поэтов, которые в России, как известно, «больше, чем поэты», за новым прочтением пушкинских строк, за талантливыми интерпретациями пушкинских образов. Сюда шли и ехали, чтобы набраться сил, получить кусочек пушкинского вдохновения, которое сам поэт черпал тут, среди михайловских рощ. Концепция Пушкинского праздника тогда была необычайно простой – стихи, поэты, писатели - одна сцена, на которой, сменяя друг друга, шли выступления участников, перерывы, чтобы люди успели прогуляться по заповедным аллеям, зайти в музейную усадьбу. Ничего лишнего, никаких альтернативных площадок и сцен. Альтернативных чему – главной сцене? То есть звучащим стихам? А сюда и ехали только за поэзией, и какая этому может быть альтернатива. Для иного есть множество других культурных и не очень мероприятий. В гуле музыки, которая доносилась с разных сторон, в грохоте барабанов точно не услышишь ни «шепот речки тихоструйной», ни «иволги напев живой».

 

Да, выступление детских оркестров на большой сцене – это замечательно, это вообще интересный проект, на который решились в Псковской области, но и выступление детей временами затмевалось грохотом, издаваемым ходившими по поляне кругами барабанщиками. Интересные программы других групп, ансамблей – с джазом, инди-роком и прочими жанрами. Их с удовольствием можно было бы посмотреть и послушать на иных отдельных площадках, где уместны громкая музыка и количество децибел, качаемых звуковой аппаратурой, где рядом нет поэтов, пытающихся перекричать музыку.

Поэзию, как известно, нужно услышать, постичь, нужно разобраться в образах и ассоциациях, которые заложил автор. А для этого нужна иная атмосфера. Сделать встречу с поэзией настоящим праздником – это задача посложнее, чем организовать очередной фестиваль. Праздники поэзии одно время намеренно не называли фестивалями, видимо, чтобы не ассоциировать мероприятие с ощущением, которое стали обозначать родившимся глаголом «пофестивалить».

Уже в конце дня на пространстве Михайловской поляны, среди людей, лениво бродящих по дорожкам у выстроившихся рядами дымных шашлычных и палаток с различной снедью, называемых теперь модным иноземным словом «фуд-кортом», в группе молодых людей и девушек послышалась реплика: «Давайте ещё потусуемся часик, и валим отсюда». А что? Прозвучала фраза почти как рифмованная стихотворная строка, да ещё под аккомпанемент звучащей музыки. Можно вообще использовать как современный слоган для целого фестивально-туристического направления: «Потусоваться под сенью пушкинских дубрав».

Интересно, что сказал бы сам Александр Сергеевич, узнав, что всё то, отчего он скрывался здесь в глуши михайловских рощ - «…порочный двор цирцей, роскошные пиры, забавы, заблужденья…», спустя столетия настигло его пристанище, придя сюда с музыкальным шумом, дымами шашлычных, странными образами и интерпретированными на современный лад персонажами его произведений.

Игорь ДОКУЧАЕВ,

Фото автора и Натальи ПОЛЯКОВОЙ

«Прессапарте»/Pressaparte.ru

Вам также может быть интересно:

На что намекнул День пушкинской поэзии

Какой хлеб ел Пушкин, откуда черпал вдохновение и где можно услышать голос его самого…

К Пушкину, в прошлое: поиграем в «двадцать лет назад»

707 просмотров.

Поделиться с друзьями:

Поиск по сайту

Заказать книгу